?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

http://portal-kultura.ru/articles/memory/143272-tragediya-nad-chernym-morem/


Ранним утром 25 декабря агентства сообщили: «При выполнении планового перелета с аэродрома в г. Адлер в 05.40, после взлета, пропала отметка самолета Ту-154». Вскоре выяснилось, что пассажирами лайнера были военные, артисты Ансамбля песни и пляски имени Александрова, тележурналисты, доктор Лиза.

Наконец, стали публиковать списки, и ощущению бессилия и горькому чувству безысходности сопротивляться оказалось невозможно. Некоторых александровцев я помню еще детьми, воспитанниками студий Хора Пятницкого и Моисеевского ансамбля — по концертам, экзаменам и закулисью Зала имени Чайковского.

К репетиционной базе в Земледельческом переулке я приехала ближе к вечеру. Море красно-белых цветов, море свечей, море слез. Плакали все: «Их песни лечили, восстанавливали силы. Послушаешь про смуглянку-молдаванку, и хочется дела делать, работать, улыбаться. Нас за что-то наказывают — неправильно живем, часто грешим». Нас всех. Почувствовав настроение людей, их единение в общей беде, понимаешь, что ансамбль был совестью страны, ее визитной карточкой, культурным брендом России. Да вот только эти слова, похожие у многих коллег в эти скорбные дни, кажутся уже лишними, не по обстоятельствам парадными, общее горе каждый переживает как свое. Интервью, публикуемые рядом, дались с большим трудом — рыдания неоднократно прерывали разговор.

Они летели на фронт и погибли как бойцы. Когда-то Александр Александров сказал: «Я не был никогда военным специалистом, но у меня все же оказалось могучее оружие в руках, это — песня. Песня, которая так же может разить врага, как и любое оружие...» Ансамбль хотел поздравить с Новым годом наших ребят, несущих службу в горячей точке. Александровцам не привыкать — выступали на сценах стационарных и импровизированных, в огромных залах и в армейских шатрах. Дальних гарнизонов и военных зрителей в летописи ансамбля гораздо больше, чем концертов перед светской публикой в престижных интерьерах. Хотя и таких было предостаточно.

Коллектив, созданный в 1928 году, поначалу состоял из 12 энтузиастов: восемь певцов, два танцовщика, баянист и чтец. Сейчас же насчитывает целых три труппы: хор, оркестр, танцевальная группа. В репертуаре более двух тысяч произведений. И все-таки основа — хор. Сегодня его нет, как нет и солистов.

Они погибли на взлете — в прямом и переносном смыслах. В апреле художественным руководителем ансамбля назначили главного военного дирижера Российской армии Валерия Халилова. Блистательный музыкант, человек безупречной честности, непоколебимой веры. Когда руки маэстро в белых перчатках управляли сводными военными оркестрами, невозможно было отвести глаз от его жестов, напоминавших диковинный танец. Недавнее назначение продолжило «генеральскую» линию руководства, прерванную три десятилетия назад: генеральские погоны носили основатель ансамбля Александр Васильевич и его сын — Борис Александрович. Халилов знал, как управлять многосотенным коллективом.

Ансамбль подкошен. Сложно присоединиться к оптимистам, говорящим со страниц газет и телеэкранов о том, как много в России талантов и как быстро артистический штат александровцев пополнят. Конечно, так когда-нибудь и случится, и ансамбль все-таки будет жить. Возможно, новый состав отлично справится со светскими романсами, хитами The Beatles и Queen, сценами из опер — всем, что входило в репертуар. Но чтобы исполнять так проникновенно тот особый жанр военной песни и «военный фольклор», образно доносить бойкое слово и задорную шутку, нужно пройти собственные военные университеты. Петь рядом с мастерами, учиться манерам, ударениям, понимать нюансы — впитывать традицию, включающую в себя и такие святые понятия, как служение Идее и Родине. Ведь хор пел так, что «На солнечной поляночке» мы видели и парнишку с тальяночкой, и его гордую черноглазую подружку, и битву лютую. В том была некая неуловимая сила, передававшаяся от старожила к новичку, из голоса в голос. Только такой силой из чистого и мощного звучания мужского вокала рождалась магия «Священной войны», и любому хотелось встать на защиту Отечества.

Груз ответственности сегодня лежит на чудом оставшихся в живых солистах — тех, кто не на словах знает особый жанр, неповторимый стиль, не имеющий аналогов в мире, когда трактовка способна сделать авторскую песню народной, берущей в эмоциональный плен.

По телевидению вновь транслируют записи: «Священная война», «Несокрушимая и легендарная», «Случайный вальс», «Амурские волны». Камера плывет по лицам артистов в мундирах и погонах, и смотреть на них попросту не хватает сил.
Е.Федоренко